Личный кабинет

Куда примкнуться? Проблемы с придорожным сервисом

Если сравнить придорожный сервис в центральной части страны и, например, в Сибирском округе, сразу обрисуется еще ряд проблем. Обсуждению наиболее актуальных проблем и возможных путей их решения на выставке «Дорога 2018» посвятили отдельный круглый стол. Вопрос с примыканиями Развитие объектов дорожного сервиса (ОДС) — одно из ключевых направлений Транспортной стратегии России на период до 2030 года, а также одна из наиболее перспективных задач Росавтодора. Об этом в рамках «Дороги 2018» заявил начальник Управления земельно-имущественных отношений Росавтодора Александр Лукашук. Минтранс РФ утвердил разработанный Росавтодором план реализации Концепции развития объектов дорожного сервиса вдоль автомобильных дорог федерального значения. Согласно Генеральной схеме ОДС на федеральных трассах планируется разместить более 744 объектов дорожного сервиса, в том числе 46 автозаправочных станций, 426 площадок отдыха, 50 пунктов питания, 166 станций технического обслуживания, 56 мотелей, 230 автомобильных газонаполнительных компрессорных станций (АГНКС), 271 многофункциональную зону (МФЗ). Планы амбициозные, однако говорить о развитии придорожного сервиса без упоминания о примыканиях непосредственно к самим дорогам невозможно. Отдельно друг от друга объект придорожного сервиса и дорога существовать не могут. Росавтодор совместно с Минтрансом РФ решили откорректировать нормативно-правовую базу и, наконец, разобраться, что же такое примыкание, примыкание дороги к дороге, примыкание объекта придорожного сервиса к автомобильной дороге. Сейчас четких определений у этих понятий нет. «Соответствующие предложения сформулированы, в дискуссионном порядке с Минтрансом эти вопросы проговариваем. Один вопрос остался пока не решенным. Всё-таки, примыкание к объекту придорожного сервиса — это элемент дороги или элемент дорожного сервиса? Здесь много градостроительных, имущественных нюансов», — сообщил в рамках круглого стола заместитель начальника Управления земельно-имущественных отношений Росавтодора Владимир Яшков. Чиновник уверен, что в одночасье нельзя принимать решение о том, что все примыкания должны войти в состав дорог. Например, на федеральных трассах страны сосредоточено 12 тыс. объектов дорожного сервиса, то есть, 12 тыс. примыканий. Это плюс 10 тыс. км дорог. «Это дополнительные затраты для федерального бюджета. Вопрос не такой легкий, как кажется. Мы предлагаем дифференцированный подход», — заявил Яшков, не раскрывая подробностей дифференциации. На грани вымирания Пока в европейской части страны дорожников больше заботит юридический вопрос с примыканиями, в Сибири и на Дальнем Востоке бьют тревогу — объектов придорожного сервиса становится меньше, бизнес к ним не идет. «Проводя анализ размещения объектов придорожного сервиса вдоль наших федеральных дорог, столкнулись с проблемой, что они у нас сейчас вымирают. Раньше же стремились к развитию. У нас есть СНиПы, ГОСТы, по требованиям к объектам придорожного сервиса должны быть обустроены примыкания. Большинство объектов сервиса на территории Западной Сибири, Восточной Сибири и Дальнего Востока — это объекты, которые построили в начале 90-х годов. За это время претензионной исковой работой и требованиями мы были вынуждены закрыть или снести до 50% этих объектов», — рассказал начальник отдела имущественных отношений «Сибуправтодора» Игорь Осипов. По его словам, в Новосибирской области насчитывается 107 объектов дорожного сервиса, из них 89 обустроены всем необходимым: переходно-скоростными полосами, островками безопасности, освещением, дорожной разметкой. Остальные 16 — еще нет, по ним ведется претензионно-исковая работа. «Мы уверены, что, наверное, 50% этих объектов потом будут закрыты по решению суда, поскольку собственники просто не успевают зарабатывать деньги, чтобы обустраивать свои объекты», — отметил Осипов. Интенсивность движения на федеральных трассах в Сибири составляет порядка 3-5 тыс. автомобилей в сутки, поэтому прибыль у владельцев придорожного сервиса низкая, при этом ее необходимо еще вкладывать в развитие объекта. Так, собственник должен на свои деньги спроектировать и построить примыкание, которое для дороги II категории, например, обойдется в 12-13 млн рублей, плюс еще нужно заплатить за технические условия и инженерные коммуникации. «Получается, в пределах 30 млн рублей нужно вложить первоначально, еще не получая прибыли от своего объекта. Через 7 лет у нас капитальный ремонт дороги, собственник опять должен обустраивать примыкание, это еще 7-10 млн рублей», — заявил представитель «Сибуправтодора». По словам дорожника, в правительстве Новосибирской области год назад рассматривали крупные инвестиционные проекты, обещали, что большой бизнес придет на федеральные дороги и вложит почти 800 млн рублей. «С апреля месяца только одна компания пришла, получив от нас технические условия, сразу же испарилась. Никто не идет. Нам нужна поддержка, чтобы участники дорожного движения нормально передвигались по нашим федеральным трассам», — обратился к представителям бизнеса и федеральным чиновникам Игорь Осипов. Несмотря на то, что каждый владелец объекта придорожного сервиса просчитывает бизнес-план, учитывает все риски и издержки, представитель «Сибуправтодора» считает, что нужно попробовать изменить законодательную базу по примыканиям. Например, чтобы после строительства предприниматель передавал примыкание государству, ведь по этому участку дороги всё равно движутся автомобилисты, пользующиеся трассой. Выйти с соответствующей инициативой и поддержать предпринимателей должно бизнес-сообщество, считает дорожник. МФЗ, газомоторные коридоры, мотели и фастфуд Путешествуя на автомобиле по европейской части России, с нехваткой объектов придорожного сервиса практически не сталкиваешься, разве что с их качеством. Этого опасаются и в Федеральном дорожном агентстве — чтобы под прикрытием многофункциональных зон вдоль трасс не «плодились» так называемые шашлычные. «Мы предварительно согласовали возможность строительства площадок отдыха, но с региональными коллегами нужно будет прорабатывать этот вопрос. Запроектировать и построить площадку стоит 30-50 млн рублей, а по итогу на ней может появиться шашлычная, должны быть иные приоритеты. Нужно вводить дополнительные требования, либо регион, либо инвестор должен будет гарантировать, что площадка отдыха будет развиваться как многофункциональная зона. Эти проекты мы сейчас обсуждаем», — отметил Владимир Яшков. МФЗ в идеале должна включать в себя не только автозаправку, но и кафе, гостиницу, стоянки для легковых и грузовых автомобилей, автобусов, место для зарядки электромобилей, детскую и спортивную площадки, зону отдыха, СТО и площадку для автокемперов. В стране площадок, где есть хотя бы большая часть из перечисленного, — единицы. Пока же все эти объекты разбросаны вдоль федеральных трасс, ручаться за качественный сервис крайне сложно, каждый сам за себя. Улучшить ситуацию специалисты предлагают с помощью франшизы международных или федеральных компаний. Например, есть договоренность франчайзинга крупнейшего в мире гостиничного бренда мотелей — «Super 8», который узнаваем во всем мире и достаточно демократичен по стоимости услуг. Еще один пример франчайзинга, но уже в сфере питания — кафе быстрого обслуживания Subway. У этой компании разработана удачная бизнес-модель для АЗС. Своими силами развивать придорожный сервис Росавтодор намерен совместно с газозаправочной инфраструктурой, которая также требует распространения вдоль федеральных трасс. Не просто же так Президент РФ Владимир Путин издал специальное поручение о переходе на газомоторное топливо. Как выяснил представитель департамента государственной политики в области дорожного хозяйства Минтранса России Анатолий Глухов, выполнить это поручение пользователю дорог крайне сложно. «Проехал недавно по стране, 5-6 тысяч км намотал по европейской части России. И что поразительно, газомоторное топливо на заправках «Газпрома» в регионах есть менее чем на 30% из них, а то и менее чем на 15%. У остальных сетевых операторов схожая ситуация. Нужно как-то расширять сеть, а люди сами пойдут. Со своей стороны отмечу, что Минтранс работает по упрощению процедур системного перехода на газомоторное топливо, в том числе по оформлению специальной разрешительной документации», — отметил в рамках круглого стола Анатолий Глухов. Компания «Газпром газомоторное топливо» со своей стороны хотела бы везде поставить блоки компримированного природного газа (КПГ), на каждой заправке, но, к сожалению, технических возможностей очень часто нет. Как рассказал замначальника управления развития бизнеса ООО «Газпром газомоторное топливо» Сергей Кондратенко, во-первых, это связано с ограниченной площадью, во-вторых, поблизости очень часто нет газопровода, блок КПГ не к чему подключить. Предприниматель Роман Фатыхов в пример привел небольшую Италию, где насчитывается 2,5 тыс. метановых заправок, в то время как в России к концу 2018 года по плану будет всего 306 таких. «У них метановые станции встроены прямо в помещения, а у нас охранные зоны составляют 100 м. Может, нужно совместно двигаться в сторону новых норм и СНиПов? Если международный опыт позволяет сократить это расстояние, значит, можно и у нас в России внедрить», — высказал Фатыхов чиновникам и услышал в ответ, что «без бизнес-сообщества этот вопрос точно не сдвинется». Что касается отсутствия земли на заправках под газомоторное топливо, то представитель Минтранса предположил, что с муниципалитетами всегда можно отработать выделение дополнительных участков, было бы желание. К слову, желаний и амбиций у «Газпром газомоторное топливо» не отнять. Компания намерена сформировать газомоторные коридоры практически на всей европейской части России, развивая применение двух видов природного газа в качестве моторного топлива: компримированного (КПГ) и сжиженного (СПГ). С Росавтодором развивать сеть КриоАЗС (на сжиженном природном газе) «Газпром» планирует от границы с Финляндией до Москвы по трассам А-181 «Скандинавия» и М-10 «Россия». В качестве приоритетных трасс также М-7 «Волга» и М-5 «Урал». На трассе М-10 «Россия» появится 8 КриоАЗС, что позволит закрыть потребность в СПГ как в топливе на данном маршруте. Причем данные АЗС будут с возможностью ректификации из СПГ в КПГ, можно будет реализовывать два вида топлива. В рамках сотрудничества с ГК «Автодор» КриоАЗС в первую очередь появятся на платной трассе М-11, а также на трассах М-1 «Беларусь», М-3 «Украина» и М-4 «Дон». К реализации проекта на магистрали М-11 уже приступили. Первая криозаправка появится на 423-м км (зеркально) в Окуловском районе Новгородской области, всего на платной трассе будет шесть таких заправок. «Таким образом, в рамках сотрудничества с Росавтодором и «Автодором» мы сформируем газомоторные коридоры практически на всей европейской части России», — отметил Сергей Кондратенко. В общей же сложности работа по расширению применения компримированного природного газа в качестве моторного топлива на сегодняшний день сконцентрирована в 15 регионах — в Краснодарском крае, Волгоградской, Ленинградской, Московской, Самарской, Нижегородской, Омской, Томской, Новосибирской и Свердловской областях, Санкт-Петербурге и Москве, Республике Башкортостан, Алтайском и Пермском краях. Многофункциональные зоны сервиса, предоставляющие услуги по заправке автомобилей природным газом, Росавтодор также намерен развивать в сотрудничестве с компанией «НОВАТЭК». В числе направлений взаимодействия — подготовка предложений по совершенствованию нормативно-правовой базы и содействие внедрению результатов научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ для развития такой инфраструктуры. Вместе с компанией Electric Motors Club федеральное ведомство намерено развивать дорожную инфраструктуру для электротранспорта вдоль федеральных трасс. Предусмотрена установка специальных заправочных станций и оборудование парковочных мест электрозарядными комплексами. До конца 2018 года Electric Motors Club разработает программу, определяющую приоритетные магистральные направления и карту таких объектов. Соглашения с данными компаниями ФДА подписало в рамках выставки «Дорога 2018». По мнению заместителя руководителя Росавтодора Игоря Астахова, подписанные меморандумы показывают высокий интерес частных инвесторов к сфере придорожного сервиса и являются ярким примером совместных с бизнесом действий по созданию комфортной и современной транспортной инфраструктуры.

28 марта 2019 года
Всевидящее око: тахографы начнут сообщать о нарушениях в режиме онлайн

В конце февраля стало известно, что в России появится автоматизированная информационная система (АИС) тахографического контроля. Амбициозный проект по удалённому отслеживанию режима труда и отдыха водителей, по замыслу правительства, должны реализовать Минтранс и Росавтотранс. Для ведомств установлен «дедлайн» — 31 декабря 2024 года. Похоже, что чиновники решили не тянуть резину. 19 марта «Известия», ссылаясь на доверенный источник в Минтрансе, сообщили, что АИС будет создана в этом году. Итоговая стоимость системы составит ₽1,4 млрд, а её прототип уже проходит тестирование. Сегодня данные тахографов необходимо распечатывать при проверке грузовика или запрашивать у транспортных компаний. АИС позволит фиксировать нарушения удалённо. Системе не нужно будет подтверждать факт нарушения данными фотовидеофиксации: достаточно будет получить от тахографа сигнал о том, что водитель управляет транспортным средством дольше, чем положено. Кроме того, данные с тахографов могут быть использованы для контроля скоростного режима – соответствующий законопроект уже внесён в Госдуму. Для функционирования новой системы необходимо оснастить весь коммерческий транспорт цифровыми тахографами, способными автоматически передавать информацию через интернет. Министерство предлагает обязать перевозчиков информировать контролирующие органы о принадлежащих им ТС и моделях тахографов, которыми они оснащены. Это, по всей видимости, позволит отслеживать владельцев грузовиков и автобусов с устаревшими, аналоговыми тахографами и, возможно, применять в их отношении какие-либо санкции. Собеседник «Известий» подчеркивает, что на уровне правительства предложения Минтранса еще не обсуждались. За создание АИС заплатят регионы и федеральный бюджет: средства будут выделены в пропорции 50/50. Предполагается, что уже в текущем году будет закуплено необходимое оборудование и проведены пуско-наладочные работы, после чего система будет готова к эксплуатации. В Минтрансе надеются, что запуск АИС позволит снизить количество ДТП с участием грузовиков и автобусов (их причиной часто становится превышение скорости или усталость водителя) и оптимизировать работу надзорных органов – снизить количество инспекторов на автодорогах. Согласно статистике, в 2018 году в ДТП, случившихся по вине водителей грузовиков, погибло 1759 и пострадало 13753 человека. Препятствием для запуска АИС может стать низкий уровень оснащения автопарков тахографами. По данным Минтранса, около половины грузовиков и автобусов в РФ вообще не оборудованы этими устройствами. В ассоциации «Грузавтотранс» сообщают, что большая часть принадлежащих российским перевозчиком грузовиков оснащена устаревшими аналоговыми тахографами, которые не смогут передавать данные в систему. — Перевозчики не всегда устанавливают тахографы из-за недостаточного контроля, — рассказал нам генеральный директор тахографической мастерской «Авто-Тахограф» Иван Волчек. – Им проще заплатить штраф, чем устанавливать дорогостоящий тахограф. Цена тахографического оборудования также может стать серьезным препятствием как для мелких перевозчиков, так и для крупных игроков рынка. Средняя стоимость цифрового тахографа – 33 тысячи рублей, за его установку нужно будет отдать еще 6-10 тысяч, а через три года придется менять СКЗИ. — Рано или поздно Минтранс добьётся своего, — уверен предприниматель. – Контроль бизнеса постоянно усиливается. В розничной торговле, например, вводятся онлайн-кассы, цифровые системы маркировки товаров. Почему бы и тахографам не отправлять информацию надзорным органам через интернет? Управляющий другим тахографическим сервисом, пожелавший сохранить анонимность, оценивает перспективы перехода перевозчиков на цифровые тахографы скептически: — Экономическая ситуация в стране плачевная: у многих перевозчиков нет средств, чтобы оборудовать автопарки цифровыми тахографами. Это затратно как для ИП, так и для крупных компаний, которым придется потратить десятки и даже сотни миллионов рублей на новые тахографы для всего автопарка. Введение АИС, по мнению предпринимателя, облегчит контроль за режимом труда и отдыха водителей. Сможет ли она контролировать скорость ТС? Здесь все не так очевидно: на сегодняшний день сотрудники надзорных органов не имеют права выносить штрафы за превышения скорости, зафиксированные тахографом. Но законодательство могут изменить, и тогда у инспекторов появится такая возможность. — Рано или поздно грузовики станут полностью автономными, а профессия водителя исчезнет, — пришел к неожиданному выводу наш собеседник. — В Швеции уже проходят испытания грузовые беспилотники: они не превышают скорость, им не нужно соблюдать режим труда и отдыха. А до тех пор водителям придется возиться с тахографами: по месяцу ждать карточки и терпеть другие неудобства.

28 марта 2019 года
Как будем решать вопрос?

Предприниматель из Казани, а по совместительству – видеоблогер Константин рассказал о мошеннических схемах, с которыми ему доводилось встречаться во время работы в сфере автомобильных грузоперевозок. Мошеннических схем много, и большинство из них примитивные. Наши жулики не доросли до сложных «многоходовок». Я, как перевозчик, могу поделить подобные инциденты на две группы – на обман со стороны заказчиков и на проблемы, которые случаются в дороге. Мошенничество со стороны заказчиков Довольно распространенный способ мошенничества – перепродажа груза. Пик этой практики пришелся на 2012-2014 годы; сейчас грузы перепродают реже, и всё же такое встречается. Это примитивная схема: мошенники принимают загрузку за 100 тысяч, а водителю предлагают доставить груз за 120 – и не оплачивают перевозку. Как не нарваться на перепроданный груз? Разговаривайте с диспетчерами, пообщайтесь с завскладом, поговорите с логистами. Ставку вам, конечно, никто не раскроет, но кое-какую информацию о фирме вы получите. Обычно такие заявки перепродают путем завышения ставок, пытаясь привлечь внимание перевозчиков. АТИ сейчас борется с этим: выкладывает графики посещаемости, предупреждает о недавней смене контактных телефонов, показывает рейтинги, но ухо нужно держать востро. Бывает, что обмануть перевозчика пытается грузоотправитель: например, договорились вы на четыре тонны, а грузят вам все шесть. Тут ничего не докажешь, а на весы заедешь – еще и штраф схлопочешь. Опасный груз под видом обычного – это тоже, на мой взгляд, мошенничество. Все мы знаем, что перевозка опасных грузов осуществляется по особым правилам, за нарушения которых можно лишиться водительского удостоверения. Иногда заказчики не оплачивают груз, ссылаясь на неправильно оформленные документы – отсутствие печатей, незаполненные поля или несоблюдение каких-либо специфических регламентов. Это скользкие нюансы могут не противоречить букве закона, но в действительности перевозчика обманывают, подставляют на сумму перевозки. Мошенничество в дороге На погрузке или разгрузке к вам могут подходить посредники и предлагать что угодно – шины, дешевую солярку, топливные карты, поддельные чеки. Они пытаются что-то продать по дешевке, начинают давить, внушать жертве, что ей что-то необходимо – а затем просят произвести предоплату. Здесь правило железное: сначала стулья, потом деньги. Даже если решите купить что-то «с рук», никогда не давайте деньги вперед и не отправляйте предоплату. Иногда мошенники вклиниваются между заказчиком и перевозчиком. Есть схема, при которой перевозчика просят доставить груз и заплатить по факту выгрузки. Мошенник сначала договаривается с заказчиком, затем – с перевозчиком, не позволяя им контактировать друг с другом. Когда машина приходит на выгрузку, мошенник получает деньги и исчезает. Перевозчик «попадает» на деньги и время, потраченное на рейс. Многие говорят, что на дорогах не хватает взаимовыручки. На чувстве взаимовыручки, к сожалению, некоторые мошенники очень неплохо навариваются. Они создают ситуацию, в которой водитель начинает чувствовать, что он кому-то чего-то должен. Распространены подставы с другими автомобилями: легковушка подрезает грузовик, резко оттормаживается и провоцирует ДТП, а водителя выставляют виноватым. На место вызывается ГАИ и по ОСАГО взыскивается ущерб. Еще один вариант – ДТП, в котором имитируется порча какого-либо имущества: ноутбука, телефона, дорогих часов или телевизора в багажнике, который якобы треснул. Случаются подставы и на пешеходном переходе: пешеход вроде бы не пострадал, но утверждает, что нес, например, ноутбук, а он разбился, и надо этот вопрос решать. Перевозчик рад, что пешеход живой и здоровый, а привлекать за наезд его не будут; он соглашается выплатить «компенсацию». Мошенники пошли хитрые. Они не давят на водителя, а ставят его в такие условия, когда тот сам отдаёт деньги. Подводят его к этому намёками: «Как будем решать вопрос?» Частенько случаются подставы с попутчиками. Посадил водитель кого-то в кабину – и сам себя приговорил. Через определенное время его поджимают, начинают вешать лапшу, что он похитил кого-то. Если попутчик женщина, то могут обвинить в изнасиловании — это тоже распространенная схема. Совет в этом случае простой: никого не пускайте в кабину! Мошенники на легковом автомобиле могут вас обогнать и показать какой-нибудь жест рукой, например, сигнализировать о проблемах с колесом. В таком случае вы всегда должны быть настороже. Если решите остановиться и выйти из машины, берите деньги и ценные вещи с собой! Даже если видно, что с машиной действительно что-то не так, расслабляться нельзя. Проколотое колесо и масляные пятна могут быть делом рук бандитов. Мошенник старается вывести водителя из зоны комфорта, создать стрессовую ситуацию. Как от неё защититься? Если есть возможность, закройтесь — хоть в кабине, хоть в туалете придорожной гостиницы — и позвоните тем, кому доверяете, друзьям или родным. Постарайтесь успокоиться, понять что к чему и оценить ситуацию трезво. Если видите, что дело принимает серьезный оборот, звоните в полицию. Многие «разводчики» боятся правоохранителей как огня и как правило быстро «съезжают», когда они появляются на горизонте. Рекомендации такие: — Не доверяйте незнакомцам! — Не забывайте, что бесплатный сыр бывает только в мышеловке! — Если вы попали в сложную ситуацию и не понимаете, что происходит – обратитесь за помощью к знакомым, коллегам, в полицию! — Взаимовыручка нужна, но помните, что мошенники могут ей прикрываться! Берегите себя!

25 января 2019 года
Осторожная разгрузка: что происходит с российским рынком автоперевозок

Сфера грузоперевозок — одна из важнейших составляющих российской экономики. Эта сфера чутко реагирует на события, происходящие внутри страны и за ее пределами. Падение темпов экономического роста России и снижение платежеспособности населения в первую очередь сказываются на грузопотоках всех отраслей экономики. Волатильность курса национальной валюты, отношения между государствами оказывают влияние на международную торговлю. Транспортные компании строят планы развития на основе экономической ситуации внутри страны, потому что инвестиции в автотранспорт носят длительный характер. Сейчас ситуация на рынке грузоперевозок предвосхищает и опережает динамику роста промышленности и валового внутреннего продукта на год-полтора. Со второго полугодия 2018 года аналитики Intertransavto (ITA) фиксируют снижение темпов роста рынка новых грузовых автомобилей. Несмотря на это, объемы закупок новой техники за десять месяцев текущего года опережают аналогичные показатели 2017-го на 6%, однако помесячный темп прироста рынка новой техники к октябрю 2018 года достиг 6%, а в 2017 году к октябрю он был на уровне 10%. По большому счету рынок грузовой техники — рынок ожиданий. Если в первом квартале 2018 года информационный фон политических и экономических событий был стабилен и курс доллара США находился на отметке 56-57 рублей за единицу валюты, то со второго квартала, когда волатильность рубля и антироссийская риторика заметно усилились, компании начали пересматривать свои планы по закупке техники. В качестве примера можно привести единственного российского грузоперевозчика, который вышел на IPO — Globaltruck. На начало 2018 года представители этой компании анонсировали закупку порядка 300 машин в каждом полугодии, однако во втором полугодии планы были скорректированы, а закупка сокращена до 70 транспортных средств. Ситуация во внутрироссийских перевозках определяется преимущественно внутренними факторами — курсом национальной валюты, темпами экономического роста и грузопотока, а также нормативным регулированием отрасли. В сфере международных перевозок не все так однозначно, однако именно трансграничные доставки являются более выгодными для российских компаний. Итоги санкционной войны Рынок международных грузоперевозок обладает всеми признаками идеальной конкуренции. Однако при нынешних объемах перевозок ни одна из представленных на рынке транспортных компаний не способна оказать на него существенного влияния. Более того, вместо конкуренции на рынке в классическом ее понимании можно отметить слаженную работу транспортного бизнеса над запросами клиентов. Сейчас на европейском направлении работает порядка 16 000 компаний, из которых примерно 9000 — российские юридические лица. Как правило, это небольшие компании, оперирующие автопарком до 20-30 машин. Согласно расчетам ITA, в среднем на одну компанию приходится примерно 5,4 перевозки в месяц, а число компаний, которые осуществляют более 6 перевозок в месяц, не превышает 50% от общего числа. С момента введения Евросоюзом экономических санкций в отношении России, исходя из данных Европейского агентства по статистике, импорт в Россию сократился на 30%, а экспорт несколько подрос. Основной удар пришелся на грузы, относящиеся к продуктам питания — фрукты, овощи, молочная продукция. Объемы перевозок фруктов автотранспортом снизились в 36 раз, овощей ­— в 16 раз, поставки молочной продукции — в 10 раз, а поставки мяса практически полностью прекратились. Суммарно из-за прекращения поставок этих товаров ежеквартальное сокращение грузопотока составило примерно 1 млн тонн. По всем остальным товарным группам падение грузопотоков было не столь критичным. Следовательно, основной удар в «санкционной войне» пришелся на компании, занимающиеся рефрижераторными перевозками. Однако, несмотря на столь значительное падение грузопотока между Европой и Россией, на рынке не было информации о банкротстве крупных перевозчиков, специализирующихся на перевозке грузов с поддержанием температурного режима. Многим компаниям удалось подстроиться под изменившиеся грузопотоки за счет переориентации с европейского направления на Азиатский регион и морские порты. А это направления с более низкими требованиями к техническому состоянию и экологическому уровню автотранспорта. Исходя из наших оценок, на перевозках в направлении ЕС — Россия сейчас задействовано примерно 60 000 машин, из которых 35 000 зарегистрированы в России. Однако если посмотреть на статистику в контексте грузооборота, то на отечественные компании приходится примерно 47% от всего потока. Это подтверждает высокую концентрацию перевозчиков на внутрироссийских направлениях. О какой-либо обостренной конкуренции на рынке международных перевозок говорить не приходится. Например, по итогам третьего квартала 2017-го на лидера рынка по объемам перевезенных грузов, литовскую компанию Girteka (часть парка которой зарегистрировано в России) приходилось примерно 2-3% от всего объема перевозок, и это притом что на плече ЕС-РФ было задействовано примерно 1500 тягачей этой группы компаний. А на топ-5 перевозчиков (Girteka, «Дженти — Спедишн», APS, Vlantana, R Group), с совокупным автопарком, задействованным на российском направлении, более чем в 3000 авто приходится всего 5% от всех перевозок. Даже несмотря на то, что грузопоток между некоторыми странами Европейского союза и Россией падает, отечественные перевозчики все еще делают ставки на рынок Европы как на высокомаржинальное направление. Однако выход на европейский рынок для них сейчас несколько осложнен. Во-первых, после начала «санкционной войны» и роста курса рубля российские перевозчики оказались в затруднительной ситуации. Отечественные компании во время стабильного периода привыкли при расчетах с контрагентами использовать российские рубли и, соответственно, аккумулировать в них же выручку. И в период девальвации это сыграло с ними злую шутку. Когда курс рубля вырос, цены на тягачи в рублевом эквиваленте также увеличились. Соответственно, возможность обновления автопарка снизилась. Особенно это коснулось мелких и средних перевозчиков. Как известно, в Европе требования к экологическим стандартам техники более строгие, чем на постсоветском пространстве, — работа с грузовиками ниже стандарта «Евро-5» сейчас в Европе затруднена. Доля машин высокого экологического класса в российском автопарке, по самым оптимистичным оценкам, не превышает 10%. Однако даже техника стандарта «Евро-5» в ближайшие 5-7 лет потеряет свою актуальность, так как в Европе идет широкомасштабный переход на грузовики экологического стандарта «Евро-6», а в ряде городов уже выступают с ограничениями на въезд дизельных машин со стандартом «Евро-5» и ниже. Во-вторых, в последнее время ситуация с европейскими разрешениями на грузовые перевозки остается напряженной. Если с прибалтийскими коллегами особых проблем не возникает, то с польской стороной периодически появляются разногласия. Еще жива в памяти «транзитная война», когда с февраля по апрель 2016 года грузоперевозки национальными перевозчиками между странами были прекращены. В конце 2017-го также отмечалось напряжение, когда польская сторона отказывалась согласовать дополнительный обмен разрешениями, так как российские перевозчики их уже использовали. Сейчас ситуация повторяется — по результатам первой встречи сторонам договориться не удалось, а результаты заседания, которое состоялось в конце октября 2018 года, все еще неизвестны. Детали переговоров на 2019 год также не прояснились. На 2018 год было выдано 230 000 разрешений, в 2017 году — 225 000 (с учетом дополнительных обменов). Однако исходя из того, что для польских перевозчиков из-за грядущего Brexit могут быть существенно осложнены перевозки в Великобританию, они будут заинтересованы в расширении пакета разрешений на российском направлении. Для российского бизнеса это может иметь губительный эффект, потому что польские перевозчики более конкурентоспособны по сравнению с российскими. В-третьих, некоторые компании были вынуждены переориентироваться на внутренний рынок, что повлекло за собой снижение выручки. Основываясь на отчетности компаний, вышедших на IPO, для России средний тариф на перевозку составляет €0,4- 0,5/км (по данным Globaltruck), а на европейских перевозках этот же показатель составляет примерно €1-1,1/км (по данным Waberer). Конечно, уровень затрат при работе на европейском направлении совсем иной, однако, по данным отчетности все тех же перевозчиков, валовая прибыль европейских компаний на 20% выше российских. Такие показатели ставят их в неравные условия по инвестированию в дальнейшее развитие. Особенно заметна разница для компаний с небольшим оборотным капиталом, у которых расхождение с европейскими коллегами будет более ощутимым. Конкуренцию европейским перевозчикам могут составить только крупные игроки, но валовая прибыль у иностранных компаний будет все равно на 15–25% выше, в зависимости от того, как организован бизнес. Поворот на Восток Сейчас многие российские перевозчики обратили свой взгляд на китайское направление, которое полноценно откроется с 1 января 2019 года, когда вступит в силу новое соглашение между правительствами России и Китая о международном автомобильном сообщении. Планы по выходу на данный рынок уже анонсировали крупные компании, специализирующиеся на внутрироссийских перевозках, такие как Globaltruck и «Деловые Линии». Вряд ли в стороне останутся и международные перевозчики, которые уже работают на трансграничных перевозках из Китая, например «Траско». Однако наши ожидания по этому направлению несколько скептичны. До сих пор непонятен уровень фрахта, который будет сформирован на перевозках из Китая. Российским перевозчикам будет сложно конкурировать с китайскими на уровне доступности ресурсов и административной открытости. Непонятной также остается ситуация и с судьбой контейнерных перевозок из Китая, которые, к слову, субсидируются со стороны государства (китайский участок пути фактически компенсирует государство). Количество разрешений на перевозки между Китаем и Россией не сравнимо с европейскими объемами. Например, на 2019 год уже выдано 82 000 двусторонних разрешений, притом что между Россией и Польшей контингент разрешений в 2017-2018 годах варьировался в диапазоне от 200 до 230 000, а между Россией и Литвой на 2019-й согласована выдача 260 000 разрешений. Сейчас все решения в бизнесе грузоперевозок делаются с осторожностью и пропускаются через призму неопределенности. Темп экономического роста России находится на уровне 1-2%, что не вселяет оптимизма. Грядущие прогнозы также не оптимистичны. Повышение ставки НДС, анонсированное расширение санкций и нестабильность курса рубля приведут к сокращению объемов грузоперевозок. Отсутствуют предпосылки для роста грузооборота и внутри страны — сейчас он, к слову, растет на уровне тех же 1-2%. В целом развитие транспортного бизнеса осуществляется на сегодняшний день по двум направлениям. Первое — укрупнение и консолидация бизнеса путем вытеснения мелких и средних игроков. К сожалению, приходится констатировать факт, что мелкие компании не готовы к изменяющимся условиям рынка. В последнее время растет себестоимость перевозок, требования клиентов также изменяются при сохранении уровня ставок. Мелкие компании не всегда могут реагировать на возникающие вызовы, и, как следствие, они или уходят с рынка, или поглощаются более крупными игроками. В обозримом будущем эти процессы будут только нарастать. Второе — оптимизация расходной части. Например, внедрение ИТ-решений, которые позволяют сократить издержки на персонал, а также электронный документооборот. Ряд транспортных компаний сейчас разрабатывает механизмы оптимальной доставки груза. Основная суть технологии — обеспечение бесперебойного движения транспорта. За счет сокращения сроков доставки появляется возможность повышения фрахта, сокращения издержек из-за простоев транспорта и повышения его оборачиваемости до уровня, близкого к 100%. Однако эти схемы доступны только для крупных компаний с отлаженными внутренними процессами, а доля такого транспорта ничтожно мала.

Сейчас | По московскому времени

В рядах наших клиентов:

Санкт-Петербург

8 812 309-72-18 Единый многоканальный номер
195248, Санкт-Петербург, Уманский пер., 72
Часы работы: пн-пт 10:00-18:00
Посмотреть карту проезда

Санкт-Петербург | Москва

8 495 223-24-33 Единый многоканальный номер
129344, Москва, Енисейская ул., 1
Часы работы: пн-пт 10:00-18:00
Посмотреть карту проезда
Войти в личный кабинет